21:49 

В Москву?

Schizofrenia
"А сама себя любить не пробовала?" - "Пробовала. Пальцы устают." (с)
В былые времена, когда я еще была эмо, я тусила с панками, эмо, готами и прочими неформалами. История эта началась с фразы девочки, с которой мы сидели на тот момент на скелете.

"Убежим вместе со мной?" - предложила она. Я в ответ лишь неодобрительно посмотрела и ничего не ответила. Мы сидели на самом последнем этаже, курили и болтали.
Думаю, есть смысл пояснить, что такое этот "скелет". Скелет - это недостроенное здание в центре города на пешеходной улице "Петербургская" около торгового центра "Кольцо". Здание в 4 этажа, стена только одна. На самом верхнем этаже потолком служит открытое небо. На первом этаже находится кладесь пустых бутылок из-под пива и ягуара. Повсюду граффити и воняет отходами. Человеческими отходами. В прямом смысле. Итак.
Она мне рассказывала, что ушла из дома, что ей нужна вписка, просила помочь. Я пробурчала в ответ что-то невнятное и отвернулась. Я очень хотела проводить с ней больше времени, она меня цепляла чем-то. В моей голове уже роились мысли... Что же можно сделать? А стоит ли? Я же взрослая девочка, зачем мне это... Но симпатия к подруге была сильнее и через некоторое время я уже мчалась домой полная решимости убежать вместе с ней. К слову сказать, звали ее Ами. Именно "звали", имя у неё было простое русское - Настя.
Думаю, нет смысла её подробно описывать - стандартная эмо-девочка: черные волосы, челка цвета фуксия, длинная сумка с нашивками популярных групп и пирсинг - сейчас уже не помню где.
Так вот. Зайдя в квартиру, я посмотрела на время и поняла что должна торопиться - скоро придёт мама. Собрав по-быстрому самые необходимые вещи - паспорт, расческу, тетради дли института (вот чёрт его знает зачем они мне понадобились), и пр. Еле-еле застегнув сумку, я, немного подумав, схватила CD-плеер и выбежала из дома. Время было довольно позднее, а я не хотела идти в центр пешком, поэтому в ломбард я побежала со всех ног. Всучила милой девушке плеер (и любимые наушники!), подаренный когда-то папой, и, получив за них какие то копейки (по сравнению с его магазинной ценой), помчалась на остановку. Благо я успела чуть ли не на последний автобус и вот уже ехала в центр. Бешено колотилось сердце. То ли от того, что в первый раз сделала что-то сумасбродное, то ли от того, что плеер закладывать было не очень красиво. Но я себя не корила, мне жутко понравилось это ощущение вседозволенности, ощущение полного хаоса внутри. Да и CD-плееры давно вышли из моды.
В центре меня встретили девочки - Ами и её несколько друзей из нашей общей тусовки. "Ты убежала из дома?!" - удивилась Ами и заулыбалась. "Да" - потупив голову, скромно ответила я. Ами молчала и продолжала улыбаться.
Не помню, чем мы занимались в этот вечер. Где-то гуляли, о чем то болтали. Сегодня особенный день. Нас не волновало, где мы будем спать и что будем есть. Это же такие мелочи! Зато мы сделали что-то по-настоящему необычное! Приближалась ночь, мы всё чаще стали подумывать о месте ночлега, но потом всё как-то само собой разрешилось - мы едем на дачу к Шуму. Я Шума этого видела первый раз, а дачу его и вовсе не видела, но меня мало волновало. Сказать по-честному, не волновало вообще. К Шуму, так к Шуму. Хоть к валенку. Зато тепло. На дворе то - почти зима! Или уже зима... По правде сказать, уже не помню.
Итак, набралось нас было шесть человек: я, Ами, Шум, двое каких-то панков и один скин. Перед тем как идти на жд вокзал, несколько человек от нашей компании отделилось и ушли в непонятном направлении "на дело". Я осталась в наивном неведении ждать их около перехода. Из без пол-литра было понятно, на какое "дело" они ушли. Скоро они вернулись с чипсами и пивом. Ну всё, провиантом запаслись, можно выдвигаться на вокзал. Шли минут 15. Пока ждали нашего часа, выпили всё пиво. Мы с Ами, как девушки хозяйственные (ну или просто - как девушки), решили заранее позаботиться об ужине и отправили наших мальчиков к магазин за ролтоном. Мальчики ушли и скоро вернулись. С пивом. Ладно, пиво так пиво. Позлившись для вида, побрели на поезд.
Ехали недолго, правда пока приехали уже успело стемнеть, и идти нам пришлось чуть ли не на ощупь. Мы достали всё, что излучало свет, дабы хоть как-то определять путь. Было очень грязно, а асфальта нигде не было - шли мы через лес. Потом через грязь. Потом снова через грязь. Добравшись наконец до места, по колено в грязи, злые и замерзшие, обнаружилось, что ключей у нас от дачи нет. Но, как у нас говорилось, али мы не панки, али нам не по*уй? Наши мастера на все руки быстро выставили окно и мы пролезли внутрь. Дома было ничуть не теплее (наверное из-за отсутствия только что выставленного окна) чем на улице. Пока мы топили печку и гадали, почему же у нас комната не прогревается, а только наполняется дымом, кто-то нашел на кухне печенье и сварганил кашу. Не из печенья, конечно же. Мы брезгливо посмотрели на печенье, которые неизвестно сколько и неизвестно где хранилось, и у которого скорее всего вышел срок годности, но всё же съели его. Али мы не панки. Не панки, но голодные. Тоже аргумент. Тем временем комната начала по-тихоньку прогреваться. Видимо кто-то из наших горе-мужчин додумался-таки как правильно печку топить. Мы нашли какие-то вещи в шкафу и тотчас же с Ами их надели - это были теплые кофты и штаны. Похожи были на старых кикимор. Зато тепло. А соблазнять тут всё-равно некого. По крайней мере мне.
Расстелили матрасы и достали пиво, которые мальчики наши купили вместо еды. Выпили. Через какое то время обнаружилось, что они купили не только пиво, но и бомж-пакеты, целых 5 штук! Правда нас было шестеро, но мы эту проблему решили. То есть нет, мы никого не убивали, мы поделили один бомж-пакет с Ами. Съели. Даже не съели - сожрали. Допили пиво. Обычная ситуация, всем весело, все пьяные. Кто-то валяется, кто песни орёт, кто-то фигню несёт. И вот чёрт за язык дернул кого-то ляпнуть:"А рванули в Москву?". И нет чтобы нам остальным посмеяться и забыть, так нет! Надо было всерьез ответить:"А давайте!" Али мы не панки, чтоб его. И тут вся компания уже весело обдумывала план поездки на завтра. В общем, скоро все улеглись спать, отодвинув Москву на завтра. Ну как улеглись... Еле уместились. Я, конечно, легла рядом с Ами. Во-первых, потому что я бы не смогла спать между двумя особями мужского пола, а Ами была единственной девушкой и, в третьих, она мне была симпатична, как я уже отмечала выше. Но я не учла того, что с другой стороны от Ами устроился Кош (вроде так был его ник?) и уже через несколько минут все обитатели единственно тёплой комнаты услышали лязганье сережек в языках этих голубков. Я попыталась не обращать внимания, но спустя несколько минут этих лязганий ревность съела меня полностью (да чем я хуже его??!) и я, хлопнув дверью, со слезами убежала на второй этаж. Я, конечно, не учла, что там в разы холоднее, чем на улице. Но гордость же, вы что! Надо пореветь. Но никто за мной из комнаты не выбежал и я спокойно, выдавливая из себя слёзы, стала осматривать моё место последующей истерики. Там, знаете, даже не кровать была, а как будто большой, широкий и низкий деревянный подоконник, на котором лежала тряпочка. Ну или коврик. В общем я легла туда и, дрожа от холода, плакала, пытаясь вспомнить всё самое плохое.Чтобы ревелось лучше. Я не помню сколько я там пролежала, но наверное не очень долго. Там правда было неимоверно холодно. За мной кто-то поднимался (хотя я в этом не уверена), но я гордо отвернулась к стене. Потом решила, а раз им всем насрать, то и мне, собственно, тоже, и спустилась обратно. Туда, где потеплее. Дверь мы в прогретую комнату на первом этаже закрыли поплотнее, чтобы тепло не уходило. Лязганья сережек слышно не было. Все благополучно уснули.
На следующий день никто и не вспомнил о ночном проишествии, все мысленно позавтракали, мы с Ами выпрямили волосы (Ами умудрилась припереть утюжок из дома и даже нашла в этом домике рабочую розетку) и начали по-тихоньку выдвигаться на станцию. Никто не забыл, что мы сегодня едем в Москву. Непонятно зачем. Непонятно куда. Но так решительно едем. У меня в заначке оставалось рублей 200-300. В небольшом магазинчике около станции я купила на них два батона, "алису" (дешевый вкусный вредный лимонад) и сигареты. Оставшиеся деньги решила оставить до лучших времен. Вернее худших.
Голодные дети сидят на перроне, молча жуют батон, запивают газировкой. Блаженство. Когда животы наши более менее наполнились, мы с Ами решили написать моим родителям грозно-депрессивное сообщение. Ами диктовала, я набирала. Получилось что-то вроде: я так больше не могу с вами жить, я ухожу, не ищите меня бла-бла-бла и прочее и прочее и прочее. Тык. Смс отправлено. Приехала наша электричка и мы на ней благополучно добрались до города. Поезд до Москвы только вечером, поэтому мы ещё весь день гуляли в центре. Не помню чем знимались, но компания наша разбрелась, правда к вечеру снова воссоединилась. Не забыли про предстоящую поездку-то. К вечеру к нам подтянулись Амины лучшие друзья, которые приехали специально, чтобы отговорить ее ехать, а если не получится - то хоть поддержать. Отговорить не получилось, поэтому они просто пожелали ей удачи, а мне сказали, чтобы я с неё глаз не сводила. Я нахмурилась, про себя обиделась на полное их безразличие ко мне, но буркнула, что не сведу. Подзарядив телефоны в торговом центре (нам за это чуть не попало от охранников) мы компанией примерно из пяти человек двинулись на вокзал. Конечно, наши "мужчины" опять откуда-то притащили два балона пива. Хотя мы посылали их за едой. Ну, этого следовало ожидать. Но они всё равно получили свои честно заработанные подзатыльники.
Вечер, мы сидим у вокзала, ждем поезд, пьем пиво, болтаем о всяком. В общем, романтика. Я стою рядом с Ами Сказать по правде, я от нее вообще всю поездку ни на шаг не отходила. Её лицо среди этих тусклых фонарей особо прекрасно, о да. И так необычно переливается чёлка, и так необычно блестит пирс... Можно было бы сказать, что мне пиво ударило в голову, но я почти не пила. Наверное. Мы с Ами переглянулись и зачем-то поцеловались. Я чуть было не упала в обморок от такого неожиданно свалившегося счастья, но потом опять продолжили о чем-то разговаривать с кем-то, что-то обсуждать - словно ничего не произошло. Иллюзия. Девочки, вам показалось.
Дождавшись, наконец, поезда, мы сели и стали по-немногу отдаляться от родного города. За окном мелькают леса, темные дали... Все молчат - каждый думает о своём. Мы сделали первый шаг. Впереди - новое приключение.
Сели мы не на прямой поезд, а на простую электричку, которая привезёт нас вовсе не в Москву, а лишь в первый остановочный пункт.
Поспав немного на жестких скамейках, мы приехали. Куда-то. Мухосранск, Крыжноплётск - названия я не помню, да это и не важно. Забытое всеми место, куда не ступала нога человека. Здесь мы пробыли недолго. Зашли в вокзальную "кафешку", наскребли на самые дешевые макароны. С аппетитом их съели. О как прекрасны пустые макароны два пятьдесят, когда ты голоден. Через некоторое время мы уже бежали на нашу следующую электричку, которая привезла нас во второй наш опорный пункт - Чернобыль. Названия я даже и не знаю, не то что не помню. Тут мы разделились - двое наших ребят остались на перроне сидеть, а остальные, включая меня и Ами, пошли осматривать окрестности. Мы бодили среди домов, от частных до кирпичных, среди каких-то огородов, яблонь... Залезали на крыши сарая, тырили местные яблоки. Точнее яблочки. Маленькие такие. Складывать мы их сразу нашли куда - мы просто отстегнули капюшон от Аминой куртки.
Вы думаете, кто-то пшыкнул на нас что-то вроде "А ну пшли отседова, мОлодежь проклятая"? Как бы не так! Мы за всё пребывание в этом городе вообще встретили ни одного человека! Ни одного! Город-призрак, чтоб его!
В общем, объевшись вдоволь яблок и понабрав их во все карманы, сумку и Амин капюшон, мы вернулись на станцию. Там нас ждали двое оставшихся. (Неужели они всё это время просто сидели на одном месте?) Мы с ними поделились своей "добычей", а они нам заявили что к ним приходила некая бабушка, всплакнула, и дала им по пирожку. "И с нами не поделились!" - вскрикнул кто-то. Не кто-то, а почти все.
Вскоре мы, полные яблок, сели на третью свою электричку и двинулись в последний наш опорный пункт перед Москвой. Всё бы ничего, но тут нам заметились кондукторы. За весь путь не попадались и тут на тебе! Явились! Ну не будем же мы платить за билет? Конечно мы ринулись через весь вагон к выходу. А за нами добрая половина вагона. И вот мы стоим у дверей, электричка подъезжает к перрону, и мы понимаем, что нам дается всего несколько секунд, чтобы пробежать несколько вагонов назад и запрыгнуть обратно. Двери открываются и мы, включая почти всех, кто был с нами в одном вагоне, бежим назад и запрыгиваем обратно в наш же вагон. Вообще, в электричках было весело - мы там спали, писали стихи, строили планы как будем красить мою челку в розовый, кто-то перцовым балончиком прыснул в закрытом пространстве... Ах, и где моя книжечка с занудными эмо-стишками? Я кажется ее кому-то отдала. Ну не суть, не суть.
Тем временем мы доехали до места назвачения. Канаш? Кажется так. Здесь нас поймала местная, на тот момент еще "милиция", отвела в свой бункер и допрашивала кто мы такие и что тут, собственно, делаем. Мы, состроив невинные детские лица и чуть ли не плача, честно соврали, что мы панки и едем на панк-концерт в Москву. Переглянувшись, "милые" милиционеры попросили девушек (то есть нас с Ами) выйти, ибо "мы же девушки, мы чувствительные, а тут сейчас такая сцена будет". Мы вышли, тотчас же прижавшись ушами к двери. Слышали лишь, как из кабинета доносились какие-то команды, крики... Мы с Ами стояли, нервно поглядывая на часы, понимая, что если их сию же минуту нас не отпустят, нам придется торчать в этом Канаше чуть ли не сутки. Наконец наших мальчиков выпускают, и мы, сломя голову, бежим на свою последнюю электричку, которая через две минуты должна была уходить. Успели! В последний момент запрыгнули. И вот мы, счастливые, уже несёмся навстречу Москве. Страшно. Необычно. Интересно.
До Москвы остаётся каких то 15 минут, мы сидим, смотрим в окно и обсуждаем, стоит ли снимать нам с Ами с наших сумок эмо-значки и куда деть ее розовую чёлку. Как вдруг к нам приходит какой-то приличный мужчина, в брюках и синей рубашке (я бы назвала его машинистом) интересуется, хотим ли мы есть и протягивает нам пачку печенья. Солёного. С нормальным сроком годности! От такого счастья мы чуть ли не падаем в обморок. Но не падаем - ибо "друзья" наши, оставшиеся с ясном сознании, всё съедят и не подавятся. Мы в секунды делим печенье на всех и с хрустом проглатываем. Он, улыбнувшись, уходит и через несколько минут возвращается с закрытым прозрачным контейнером, в котором лежали 5 котлет. По котлете на каждого. Мы, прифигевшие от такого подарка судьбы, накинулись на котлеты и быстро уничтожили их.
Мы уже подъезжали к одной из московских станций и стояли у дверей в нервно-блаженном ожидании, приготовились выходить. У дверей стояла женщина. Кто-то из нас заговорил с ней о чем-то, после чего она дала нам 100 руб со словами "Ребят, дала бы больше, но у самой только на дорогу осталось". Хм. Вспомнить бы о чем таком этаком с ней разговаривали, что она так сжалостилась над нами. Ну не суть. Мы её жарко поблагодарили. Поезд останавливается. Двери открываются. Москва. Выходим мы, со смайликами О_О на лицах. Ами, оставшаяся в шоке от щедрости женщины, протянула:"Вот это я понимаю - Москва-а-а..."
Приехали мы на какой то странный вокзал, вокруг катакобмы, разруха и запустение, из чего мы еле нашли выход. Ами, ни разу не бывавшая до этого в Москве, всё кричала "Я не поверю, что это Москва, пока вы мне не докажете!" Я завела ее в ближайшую телефонную будку, показала на висящую в ней карту Москвы. Кто-то другой показал ей на какое-то здание, и тогда она успокоилась.
Мы на эти 100 рублей купили в ближайшем ларьке пирожки за 15 руб на всех. Пирожки были огромные и длинные, мы их с Ами даже доесть не смогли, отдали нашему самому длинному, тому, который обещал мою чёлку керосином облить. Смеха ради. Стоим, жуем. Подошла женщина, поинтересовалась, а этот высокий - наш вожак что ли, что мы ему еду отдаём? Хм. Ну. Вожак. Пусть так.
Напротив ларька заметили несколько бомжей, они пили пили вино и чем то закусывали. Один из них, пройдя мимо нас, подошел к ларьку и совал тётке мятый старый стольник. Тётка его прогнала и он, расстроенный, вернулся обратно. Вино хлебать. Вино! Бомжи! Мы с Ами, прифигевшие, переглянулись.
Потом мы гуляли, мёрзли, спали в подъездах, нашли каких то мышек (но за неимением еды даже для нас, не то что для мышей, решили их не брать), смотрели на веселые танцы-пляски неформалов и не очень в переходе на арбате, пытались найти что-то в оставленных пакетах из макдональса и даже попытаться съесть это, переступая через свою гордость и через все свои принципы. Гуляли ночью на арбате, засовывая в автоматы по приёму пустых бутылок найденное "добро" из-под пива, но оно оказывалось "неформат". Нашли где-то розу, которую Кош подарил Ами, я закатывала истерики, потом эту розу мы попытались продать... Ну да, какую-то старую полузачахшую розу московским буржуям.
Потом мы с ними разминулись, я поехала домой своим путем, они - своим.
Кстати. А яблочки те, маленькие, у меня до сих пор остались. Они правда высохли все, но я оставила два. Как память.

@настроение: Паршивое

@темы: Из жизни

URL
   

В гостях у Шизофрении

главная